• История керамики
  • Вариации на тему глины
    • Глина уникальный компонент в самых обыденных вещах — бумага, косметика, лекарства...Даже человек, создан из глины — «Адам» -означает «красный человек»-т.е.терракотовый, глиняный...
  • Искусство Японии
    • Кратко об истории развития прикладного искусства в Японии, на примере керамики, о возникновении чайной церемонии, что послужило сильнейшим стимулом в развитии керамики и культуры этой страны. Знаете ли вы о крестьянских чаепитиях, ставших формой бунта.
  • Как Робинзон осваивал керамику
    • Кто не читал Даниэла Дефо «Робинзон Крузо»? Писатель, был неплохо знаком с керамическими технологиями. Никогда не знаешь, что может в жизни пригодится. И так глава из прославленной книги...
  • Керамика «Villeroy & Восh»
    • Коснёмся истории изысканного фарфора с прославленным именем Villeroy & Восh, традиции которого больше 160 лет. Благородная сдержанность, изысканность линий, плавность контура. Коллекции «Villeroy & Восh» пронизаны духом классики.
  • Керамика Древнеегипетского искусства
    • Для нашего современника египетские памятники перестали быть только археологией, они стали искусством, то есть заговорили как живые с живыми.
  • Керамика Масико-яки
    • Немного о знаменитой в Японии керамики. Посчитайте сами, сколько времени она обжигается. Скажите нерентабельно, только не у японцев.
  • Керамика Пабло Пикассо
    • Керамика захватила Пикассо во второй половине 1940-х гг., когда ему уже было за 60. Становится для Пикассо новой игрой и новой профессией, философией, неиссякаемым источником радости и выходом страстей.
  • Київська кераміка XVI — XVIII ст.
    • Київська кераміка XVI — XVIII ст. як культурно-мистецьке явище давно привертала увагу етнографів та мистецтвознавців. Колекції кераміки зібрані під час розкопок в Києво-Печерській лаврі, на Видубичах, на Печерську.
  • О чём поведала загадка
    • До недавнего времени любой деревенский житель быстро разгадал бы эту загадку. О том, как кратко можно поведать о «жизненном пути» горшка. Весь процесс изготовления керамики.
  • Русское изразцовое искусство 1 часть
    • Особое место в древнерусской керамике занимают изразцы. Славянские традиции изразца и немного о эволюции печи. Печь кормила, поила, лечила и утепляла. О привлекательности облика печи заботились не меньше, чем о нарядности одежды и утвари.
  • Русское изразцовое искусство 2 часть
    • О привлекательности внешнего облика печи заботились, пожалуй, не меньше, чем о нарядности одежды и бытовой утвари, хранившейся в доме. Печь была главным декоративным элементом.
  • Чайный ритуал
    • Правила по чайному ритуалу гласили: «Настрой свое сердце в лад с другими сердцами; никто в этом мире не должен жить ради себя, не считаясь с другими».
  • Язык народной игрушки
    • Народная игрушка, яркая и лучезарная, вблизи смотрится скульптурой, издали — звонким красочным пятном. Малая народная пластика всегда была самым популярным, самым демократическим видом народного творчества.

Керамика Древнеегипетского искусства

В Древнеегипетском искусстве для нашего современного сознания заключено нечто парадоксальное.

Найденное в могилах, созданное главным образом для нужд заупокойного культа, оно в то же время поразительно живое: пожалуй, чем-то более живое и непосредственное в своем отношении к отдельным подробностям и проявлениям жизни, гораздо более бережно воспроизводящее крупицы жизненно неповторимого, чем искусство античной Греции с его высокой эстетической нормативностью.

Несмотря на строгие иконографические каноны, неизменно повторяющиеся приемы изображения фигур, произведения древнеегипетского искусства не кажутся современному зрителю нормативными..

египет

Статуэтка гиппопотама

Из собрания В. Голенищева. Среднее царство, начало II тысячелетия до н. э.

Фаянс белый с росписью.

Высота 3, 7 см

Может быть, потому, что для нас понятие эстетической нормы ассоциируется с образами классического искусства, античного или ренессансного, с обязательным требованием единой точки зрения на изображаемое.

Непривычное соединение фаса и профиля в египетских рельефах и росписях, геометричность трехмерных скульптур, постоянно тяготеющих к формам куба или параллелепипеда — именно в силу своей очевидной условности, своей непохожести на приемы античной и европейской пластики воспринимаются нами не как норма, но как отклонение от нее. Больше того, условные позы, условная манера изображения заставляют по-особому остро переживать прелесть деталей, создающих едва уловимые нюансы. Особенно руки — с длинными, нервными и чуткими пальцами.

египетМагическая статуэтка женщины

Из собрания В. Голенищева.

Среднее царство, начало II тысячелетия до н. э.Фаянс синий.

Высота 12, 1 см

Изображение рук — это особая тема в египетском искусстве, существующая в бесконечном множестве вариаций. Даже один и тот же ритуальный жест — например заломленные руки плачущих — в каждом случае другой, особый, потому что по-другому, по-особому трактованы пальцы.

А как часто изображали египетские художники мотив прикосновения, касания, и сколько личного, почти интимного заключено в этих жестах — именно в жестах, потому что сами руки безличны, словно это одни и те же руки одного и того же человека.

Личный жест безличных рук — это, пожалуй, одна из самых поражающих особенностей египетского искусства.

В египетском искусстве человек всегда по-разному трогает, берет, держит предметы, по-разному несет их. По-разному, но всегда старательно, бережно, почти благоговейно — что бы это ни было: жезл или простой посох, цветок лотоса или корзина, драгоценный сосуд или рабочий инструмент.

египетСосуд для благовоний в форме ежа

Из собрания В. Голенищева. VII век до н. э.

Фаянс.

Высота 5, 5 см

Человек существует в мире, наполненном вещами, их много, и они разнообразны, они образуют особую среду, им самим созданную и с ним неразрывно связанную.

В какой бы ситуации ни выступал изображенный персонаж, он всегда окружен предметами, весь мир его опредмечен, предметно даже его письмо.

Иероглифы, покрывающие фоны рельефов и росписей, часто расположенные на самих фигурах, состоят из десятков, сотен изображенных вещей, это своеобразные натюрморты.

Древнеегипетский человек предстает в искусстве, окруженный ореолом вещей, они словно постоянно стоят перед его мысленным и физическим взором.

египетУшебти царя Пейнеджема II и царя Пейнеджема II

Из собрания В. Голенищева. Поздний период, XXI династия, XI век до н. э.

Фаянс синий. Высота 11см, высота 17 см

И это тоже не вяжется с нашими представлениями о классической норме, воплощенной в образе героя в искусстве античной Греции, который, как правило, выключен из предметной среды и существует как бы наедине с землей и небом. Но ведь именно этот мир, переполненный вещами, делает для нас живыми египетские изображения, потому что существование среди вещей ассоциируется у современного человека с жизнью реальной, земной.

В египетском искусстве очень много вещей, изображенных на рельефах, росписях, в скульптуре, и вещей реальных, сделанных древними мастерами.

Большинство этих предметов, самых разных по назначению, настолько вещны и функциональны, что посетителю музея зачастую трудно отнестись к ним только как к памятникам материальной культуры далекого прошлого.

египетУшебти с именами Хонсу и жреца Мина-Хата

Из собрания В. Голенищева. Новое царство, середина II тысячелетия до н. э.

Глина раскрашенная. Высота 17, 3 см и 18 см

Хронологическая дистанция исчезает, предмет, изготовленный людьми в незапамятные времена, кажется по-современному красивым, по-современному простым и удобным. И мы отказываемся верить, что все это создано для того, чтобы быть скрытым в могилах, нам начинает казаться, что связь египетского искусства с заупокойным культом преувеличена учеными.

Но не менее вероятно и другое: что наше отношение к вещи, как и наше восприятие живого, индивидуального и неповторимого, совсем иное, чем в Древнем Египте, и самое употребление этих категорий в применении к египетскому искусству хотя и помогает нам понять и объяснить его, все же приводит к неизбежной модернизации.

Беспокоящее ощущение жизни, заключенное в древних египетских статуях, имело совсем иной источник, нежели в реалистическом искусстве нового времени, и исходило из совсем иных критериев сходства.

египетСосуд для вина с изображением носителей даров

Из собрания В. Голенищева.

Новое царство, XVIII династия, период Амарны, XIV век до н. э.

Глина раскрашенная. Высота 50 см, диаметр тулова 75см, диаметр горла 9см

Лица египетских статуй в сущности столь же каноничны, как и их позы, в основе их лежит как бы один собирательный образ, одно портретное лицо. И на это общее, внеиндивидуальное, каноническое лицо, являющееся воплощением неизменного, вечного, проецируются щемящее-неповторимые черточки, присущие лишь данному человеческому существу.

Острее всего эти нюансы портретно-индивидуального можно найти в строении губ, в их необщем выражении, иногда в постановке головы, линиях подбородка, шеи. Для современного зрителя достаточно и этих черт тревожаще-живого, чтобы воспринять египетскую голову как портретную.

Для египтянина — это был способ приобщить к вечности преходящее, конечное существование, продлить жизнь человека за пределы положенного ему земного срока.

египетСосуд для благовония с изображением летящей утки

Из собрания В. Голенищева.Новое царство, XVIII династия, период Амарны, XIV век до н. э.

Фаянс расписной.

Высота сосуда 14, 5 см

Портретность египетских портретов — это тоже в значительной степени историческая условность. В этих лицах, порой производящих впечатление столь похожих и понятных, многое еще связано с примитивно-магическими представлениями.

Каждое подлинное произведение искусства подобно чудесному зеркалу, в которое смотрит одно поколение за другим и видит не только некогда отразившееся в нем прошлое, но и лик своего времени, свои собственные черты.

египетСосуд для благовония с изображением лепестков лотоса

Из собрания В. Голенищева.Новое царство, XVIII династия, период Амарны, XIV век до н. э.

Фаянс расписной.

Высота сосуда 13 см

Искусство продолжает оставаться живым в той мере, в какой эти черты современного в нем проступают, в противном случае, оно перестает существовать как искусство и сохраняет лишь культурно-исторический или археологический интерес.

Так было и с искусством Древнего Египта: в XIX и в первые десятилетия XX столетия оно интересовало преимущественно археологов и филологов, в нем видели памятники древности, вещественные иллюстрации древней истории, по нему изучали религию египтян, их погребальные обряды.

Однообразные позы египетских статуй объясняли как ритуальный мотив предстоящая умершего перед богом. Несомненно, это так. Но для нашего современника египетские памятники перестали быть только археологией, они стали искусством, то есть заговорили как живые с живыми.

Нас не может не волновать в этих образах их поразительная внутренняя напряженность и собранность, невиданная концентрация воли, вылившаяся в бесконечно длящееся напряжение  с росписью изображена ладья.египет

Из собрания В. Голенищева.

Глина. Высота сосуда 11, 5 см

Это — образ вечного существования перед лицом самого главного, непреходящего, перед лицом сущего.

И не может не вызвать уважения присущая древним огромная внутренняя дисциплина, позволившая им заключить в столь простые, строгие и экономные формы столь интенсивную душевную активность, свести к единой системе и закодировать самые, казалось бы, частные, самые неповторяющиеся моменты.

Не только подробности трудовых процессов, но и проявления чувств: ласковый жест руки, поцелуй — все приобрело четкость и выразительность знака. Каковы бы ни были причины, породившие такую высокую степень сосредоточенности, она не может не найти отклика в душе современного зрителя.

Вступительная статья И. Даниловой из альбома « Египетское искусство в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина», P.S.

Комментарии:

Добавить комментарий
140 символов макс.

Поля помеченные * обязательны к заполнению.

На данный момент ни одного комментария не добавлено, будьте первым!